Hau mikola!
Hello my friend!
Привет, мой друг!
 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
 
 
 

 
 

Mitakuye Oyasin!
We are all related!
Мы все - одной крови!

 

СТРЕЛА, ЛЕТЯЩАЯ К СОЛНЦУ

Проезжая однажды через земли племени дине в Нью-Мексико — не "навахо", это слово белого человека, — Рассел Минс вдруг остановил автомобиль. Его жена удивилась, почему. Оказалось, он заметил пастуха среди невысоких холмов, бредущего со своим стадом. Никто не говорил этому человеку, куда ему идти или что ему делать. Он был одним целым с этой землей. Более того, он молился, а это было именно то, что делали индейцы, когда они слушали. Но самое главное, он был свободным человеком. Молча, но горячо Минс отдал ему честь.

Его собственный, Богом данный ему суверенитет, пылал в нем ярким пламенем, зажигая и все движение за права индейцев, которое он возглавлял в течение нескольких десятилетий. Он был чистокровным оглала-лакота, родившимся в священных горах Блэк-Хилс в Южной Дакоте и даже имевшим телосложение вождя, будучи статным и высоким. Твердый взгяд его темных глаз, казалось, взирал из другого столетия, словно снова руководя древними битвами; его привлекательное лицо пересекали шрамы, хотя они были меньшими ритуальными отметинами, нежели памятные следы от потасовок в барах Сиу-Фоллза или Сан-Франциско. Длинные косы (никогда не обрезаемые, ибо волосы хранят воспоминания), бусы, одежда из кожи: все буквально кричало о его происхождении. Но быть индейцем, горячо убеждал он, отнюдь не означает наряжаться в перья, подобно птице, или по нескольку часов отплясывать на Пау-Вау. Никакой индеец не настоящий, если он не свободен так же, как были свободны его предки.

Он и сам был еще далеко, очень далеко от этого. Обветшалая резервация Пайн-Ридж, его малая родина, в отчетах Пентагона все еще числилась как "лагерь для военнопленных № 344". Бюро по делам индейцев (BIA), которое наблюдало за подобными трущобами, было логовом коррупции и некомпетентности. Современные племенные правительства были простыми марионетками властей и коллаборационистами. Повсюду индейцы (никогда не говорите "коренные американцы" - еще одно словечко колонизаторов!) были ограблены, загнаны в загон для скота и превращены в запуганное, ненавидящее само себя быдло в школах бледнолицых. Каждый договор, заключенный белыми с индейцами, был нарушен. Америка была "величайшим лжецом в мире".

Он бросил вызов этой лжи и в малом, и в большом. Не для него водительские права или разрешение на рыбную ловлю: земля, по которой он ездил, или река, где он ловил рыбу, так или иначе принадлежали его народу. В течение 21 года он ни разу не заплатил подоходный налог. Он отказался получать индейское удостоверение личности. Он проводил активную избирательную кампанию на племенных и президентских выборах (от Либертарианской партии в 1987 году), которая, однако, ни разу не увенчалась успехом. Все это время он являлся одним из лидеров Движения американских индейцев (ДАИ), столь же харизматичного, сколь и раскольнического. В возрасте 29 лет ДАИ повернуло его от жизни искателя приключений к занятию конкретным делом.

В ДАИ он организовал ряд громких выступлений, включая оккупацию острова Алькатрас, захват копии корабля "Мэйфлауэр" в Бостонской гавани в День Благодарения в 1970 году, молитвенное бдение на вершине горы Рашмор, на священной земле лакота, захват и разгром вашингтонского офиса БДИ в 1972-м году. Но все это было лишь пробой сил перед самым смелым из всех его выступлений - захватом в 1973 году поселка Вундед-Ни в резервации Пайн-Ридж, где в 1890 году американской армией были убиты около 300 лакота. Замерзшие и голодные, но закаленные свободолюбивым духом павших, Минс и 200 других повстанцев выстояли 71 день под снежными метелями и пулеметным огнем против во много раз превосходящих сил федеральных гвардейцев. Он пытался диктовать свои условия сдачи, но администрация Никсона, естественно, отвергла их.

Он пребывал в ярости большую часть жизни и гнев его был настолько силен, что почти не поддавался контролю. Выпивки не помогали. Насилие же буквально преследовало его. Враги, вероятно, агенты БДИ, пытались застрелить его. Он сражался в боях, сидел в тюрьме, женился, а затем оставил нескольких женщин подобно легкомысленному повесе. Годы его пребывания в ДАИ были хаотическими; он шесть раз уходил в отставку прежде, чем раскололось само движение. В то время, как другие общественные движения, например, за права чернокожих или женщин, вырывались вперед, американские индейцы продвинулись ненамного. В 2007 году Минс и несколько других его сторонников заявили о выходе из состава Соединенных Штатов, чтобы создать Республику Лакота, занимающую тысячи квадратных миль в пяти штатах. Даже их брат-сиу вряд ли признал бы ее; но их жажда свободы была слишком твердо заложена в них самими бледнолицыми.

Он сетовал, что его народ не имеет никаких естественных союзников: ими не были ни марксисты, поскольку они были рационалистами, которые превращали людей в машины; ни христиане, ибо их понятие Бога было несовместимым с представлениями лакота; ни даже чернокожие, поскольку их опыт репрессий слишком отличался от пережитого индейцами. Революция, которую он хотел совершить, была не сравнима с чем-либо еще в истории. Это была революция Священного Колеса, Священного Обруча Жизни, в котором все вещи заканчивались, как и начинались: в котором мир поворачивался в обратном направлении неторопливо, но красиво, к той природной свободе, которую знали предки.

Сам он, однако, отправился на Запад, в Голливуд. В "Последнем из Могикан" и диcнеевской "Покахонтас" в 1990-ых он сыграл роль мудрого, дальновидного вождя, которым он сам должен был быть, если бы все сложилось по-другому. Он стал стандартным индейцем, в достаточной мере вызывающим сочувствие, но говорящим по сценарию белого человека и под диктовку белого. Всякий раз, когда его гордость страдала слишком сильно, он выходил со съемочной площадки прочь.

В роли вождя Чингачгука в "Могиканах", стоя на горной вершине, он предавал дух своего погибшего сына на попечение предкам, восклицая, что тот полетит к ним, как быстрая стрела по направлению к солнцу. Все умершие воины прошли этим путем. Так, со временем, уйдет и он сам. Но во всеуслышанье и часто он обещал возвратиться, подобно молнии, в неистовом, не ведающим преград пламени обратив в пепел и Белый дом, и все, что тот символизировал собой.

http://www.republicoflakotah.com/2012/an-arrow-to-the-sun

Назад

 

Наверх
 
 
  ДОКУМЕНТЫ ИСТОРИЯ ПРЕССА НОВОСТИ ИНФОРМАЦИЯ ПОМОЩЬ ЛАКОТА ВИДЕО ФОРУМ ССЫЛКИ КОНТАКТЫ
 
 
Mitakuye Oyasin - We Are All Related - Мы все - одной крови!
Республика Лакота

Design by Lookinghawk
[Свяжитесь с нами!]