Hau mikola!
Hello my friend!
Привет, мой друг!
 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
 
 
 

 
 

Mitakuye Oyasin!
We are all related!
Мы все - одной крови!

 
ЧЁРНЫЕ ХОЛМЫ - ЭТО ВСЁ!

blackhills-588

david_swallow_ft_collins_9-07_gc_4inch

Дэвид Суоллоу-младший (David Swollow, Jr),
16 июля 2009 г.

Традиционный духовный лидер лакота

5 июля 2009 г., Поркьюпайн, Южная Дакота.

Белый человек зовет меня Дэвид Суоллоу-младший, но мое настоящее имя Вовитан Йуха Мани, Ходящий С Гордостью. Я тетон-лакота из рода Сломанный Лук и живу в резервации Пайн-Ридж в Южной Дакоте.

Вот чему меня научил мой дед, Наджутала, много, много лет назад. Он был еще подростком, когда был подписан договор 1968 года. Мой дед уже умер. Вот что рассказал он мне о священных Черных Холмах.

Раньше в Черных Холмах жило племя кроу. Это было очень давно, где-то в 1700-х или даже 1600-х годах. Потом Черные Холмы перешли к шахиела (шайеннам). Затем лакота отвоевали их у шайеннов. И в конце концов белые отняли Черные Холмы у лакота.

Лакота верят, что Черные Холмы обладают особой духовной энергией. Все племена Великих Равнин считают их священными. Но белый человек видел только маленькие желтые камни – золото. Белые много раз пытались получить эти земли, что отражено в договорах 1825, 1851, 1868 и даже в законопроекте Брэдли от 1980 года.

Единственный признанный договор, определяющий статус Черных Холмов, – это договор от 1851 года. В то время все племена подписали этот договор и подписали его с чувством глубокого уважения. Лакота принесли чанунпу – Священную Трубку, дарованную Женщиной Белой Бизонихой, шайенны принесли свои семь священных стрел, а кроу, арикара и другие племена также принесли свои священные укладки.

Во всех племенах проводились церемонии и обряды перед тем, как вожди взяли в руки перья и поставили свои подписи. Все племена пришли к соглашению, что ни один поселенец не должен обосновываться на священной земле Черных Холмов. Договор с тех пор стал непреложным. Никакой другой следующий договор не обладает силой это изменить.

Но правительство, поселенцы и золотоискатели продолжали наступление на Черные Холмы.

В результате федеральное правительство изменило условия договора и так появился договор, подписанный в форте Ларами в 1868 году. В этот раз те, кто подписывал договор от 1851 года, не желали его переподписывать. Многие сражались. Не было проведено никаких священных церемоний и была представлена только одна, только одна чанунпа – священная трубка.

Золотоискатели и поселенцы принесли с собой виски, чтобы напоить вождей и чтобы те, опьянев, все-таки подписали договор. Мой дед рассказал мне про это. Он видел это своими собственными глазами. Мни вакан, священная вода, вот как называли лакота алкоголь, потому что он так сильно влиял на людей.

Вот как мы потеряли Черные Холмы.

Шесть лет спустя, в 1874 году, генерал Джордж Армстронг Кастер предпринял поход в Черные Холмы. Его сопровождали геологи и шахтеры. То, что они нашли, немедленно породило золотую лихорадку и белые поселенцы с шахтерами наводнили Черные Холмы. Договоры были окончательно забыты и нарушены.

В 1876 году появился закон об ассигнованиях индейских земель. Согласно нему, сиу должны были или отказаться от Черных Холмов, или погибнуть от голода в блокаде. Затем были отданы приказы об уничтожении бизонов. К 1889 году федеральное правительство сделало лакота военнопленными и заперло их в концентрационных лагерях, которые сегодня называются резервацией. В правительственных документах индейская резервация Пайн-Ридж числится как концлагерь для военнопленных № 344.

Где-то в 1990 году, я семь лет ездил со многими молодыми людьми к памятнику Бешеной Лошади. Когда мы пересекали так называемые «наши» земли, мы были остановлены белыми землевладельцами, потому что у нас не было их разрешения. Один старый поселенец показал нам свое дело, показывающее, где он купил землю у Федерального правительства. Он сказал нам, что, если нам не нравится это, мы должны пойти и говорить с Федеральным правительством, которое получило эту территорию в результате покупки Луизианы.

Итак, мы потеряли наши Черные Холмы. Некоторые говорили, что мы продали их. Если так, то кто-то взял эти деньги без ведома кого-либо из дакота, накота, шайеннов или арикара. У нас этих денег нет.

В 1980 году Верховный суд США постановил, что Черные Холмы по праву принадлежат лакота. Правительство хотело купить их у нас, но наш народ отказался от этих денег. Священные Черные Холмы не для продажи.

Вот почему в Конгрессе был представлен законопроект Брэдли в 1987 году. Если бы он был принят, мы могли бы жить в Черных Холмах, а правительство сохранило бы свои рудники и делать там, что пожелает. Но даже это не было одобрено.

Поэтому, «наши Черные Холмы» – это всего лишь слова. Если они действительно наши, почему же мы не можем жить там? Они же всего лишь заняты белыми людьми и их делами.

Мы даже не можем прийти в Черные Холмы и совершать там наши обряды. Нам это запрещено. Нам надо получать разрешение от правительства и бюро по делам индейцев и затем мы вынуждены следовать их правилам и указам. Но если мы суверенная нация, как они говорят, то у нас должна быть своя юрисдикция (графство-штат-резервация).

Если мы по-прежнему хозяева Черных Холмов, нам нужен новый договор и обсуждение нового договора. Все остальные договоры были нарушены или забыты, часто с одобрения Конгресса, а мы могли даже не знать об этом. Такого не должно быть в отношениях между суверенными народами.

У нас есть племенной совет, совет старейшин, какие угодно советы, но все они не эффективны. Правительство и штат держали и продолжают держать нас в голоде и растерянности с помощью своих проектов, которые почти никогда не доводятся до конца.

Каждая зарубежная нация, покоренная США, получает значительную помощь в реабилитации и восстановлении. Когда США кричат о 20% безработных, все закрывают глаза на 80% безработных в резервации. Мы продолжаем оставаться в изоляции и живем в условиях намного худших, чем в «странах третьего мира». Средняя продолжительность жизни у наших мужчин составляет всего лишь 48 лет и 52 года у женщин.

Мы дольше всех в мировой истории остаемся военнопленными. Это должно измениться. Мы должны освободиться и сами решать проблемы нашего народа, проблемы наших детей и детей их детей.

К несчастью, большинство наших стариков уже в мире ином. Сегодня наша молодежь ничего не знает о договорах, резне в Вундед Ни, втором кровопролитии в Вундед Ни или нашу историю. Именно поэтому наша культура умирает. Никто не помнит ни нашего языка, ни нашей культуры, ни наших добродетелей и духовности. Никто не знает настоящей истории.

Но они должны знать. Если мы собираемся сохраниться как народ, они должны понять. Когда мы говорим о Черных Холмах, мы должны понимать, что это не просто наша утраченная земля – это наш образ жизни. Это не просто деньги. Деньги – это в наименьшей степени важная вещь. Мы потеряли наш образ жизни.

Когда мы говорим о Черных Холмах, мы говорим обо всем. Это место свято и священно.

Ho he’cetu welo, я сказал эти слова.

Дэвид Суоллоу, Вовитан Йуха Мани,
Духовный лидер и вождь лакота.
Поркьюпайн, Южная Дакота, индейская резервация Пайн-Ридж.
Под редакцией Стэфани М. Шварц,
члена Ассоциации индейских журналистов (NAJA),
первоначально опубликована на сайте
http://www.SilvrDrach.homestead.com/Schwartz_2009_Jul_05.html

http://www.republicoflakotah.com/2009/the-black-hills-are-everything-by-david-swallow

Назад

 

Наверх
 
 
  ДОКУМЕНТЫ ИСТОРИЯ ПРЕССА НОВОСТИ ИНФОРМАЦИЯ ПОМОЩЬ ЛАКОТА ВИДЕО ФОРУМ ССЫЛКИ КОНТАКТЫ
 
 
Mitakuye Oyasin - We Are All Related - Мы все - одной крови!
Республика Лакота

Design by Lookinghawk
[Свяжитесь с нами!]