Hau mikola!
Hello my friend!
Привет, мой друг!
 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
 
 
 

 
 

Mitakuye Oyasin!
We are all related!
Мы все - одной крови!

 
ИСТОРИЯ НАЦИИ ЛАКОТА

ЧЁРНЫЕ ХОЛМЫ - ЭТО ВСЁ!

blackhills-588

david_swallow_ft_collins_9-07_gc_4inch

Дэвид Суоллоу-младший (David Swollow, Jr),
16 июля 2009 г.

Традиционный духовный лидер лакота

5 июля 2009 г., Поркьюпайн, Южная Дакота.

Белый человек зовет меня Дэвид Суоллоу-младший, но мое настоящее имя Вовитан Йуха Мани. Я тетон-лакота из рода Сломанный Лук и живу в резервации Пайн-Ридж в Южной Дакоте.

Вот чему меня научил мой дед, Наджутала, много, много лет назад. Он был еще подростком, когда был подписан договор 1968 года. Мой дед уже умер. Вот что рассказал он мне о священных Черных Холмах.

Раньше в Черных Холмах жило племя кроу. Это было очень давно, где-то в 1700-х или даже 1600-х годах. Потом Черные Холмы перешли к шахиела (шайеннам). Затем лакота отвоевали их у шайеннов. И в конце концов белые отняли Черные Холмы у лакота...

Подробнее...





Термин "Сиу" (Sioux) вероятно произошёл от оджибвейского слова nadouessioux, что буквально означает «маленькие змеи» или «враги». Его применение отражает враждебные отношения между Оджибве (Anishinaabe, также известные как Чиппева) и Сиу. Предполагается, что народы Сиу изначально населяли район в современном штате Mиннесота, занимаясь сельским хозяйством и охотой на животных, но были вытеснены на юг Оджибве, когда последние мигрировали на запад в штат Mиннесота после перемещения на запад меховой торговли. Некоторые антропологи, опираясь на лингвистические образцы, предположили, то Сиу первоначально жили в районе центральной Атлантики восточного побережья Северной Америки. Самоназвание западных сиу: "Лакота". Термин Лакота возник от глагола lakolya, «быть дружественными» с чем-либо (Beuchel, 1983, p. 322). Англо-Лакотский словарь переводит Лакота как «дружественный индеец» (Karol, 1974, p. 29).

Нация Лакота разделена на три отличающихся друг от друга культурных и лингвистических группы. Восточные Сиу говорят на диалекте Дакота, центральные Сиу говорят на Накота, и западные Сиу говорят на диалекте Лакота. Название диалекта стало также общим названием для народов. Если бы вы спросили члена Mdewakantonwan (Мдевкантон) в штате Миннесота о названии его народа, он ответил бы, «Дакота». Но, если бы вы задали человеку из народа Оглала в Пайн Ридж, штат Южная Дакота, тот же самый вопрос, он сказал бы: «Лакота». (У Лакота нет звука «д» в диалекте). Эти языковые группы также известны своими обычными названиями: Santee, Yankton, и Teton. Четыре группы Санти, две группы Янктон и Тетон, как считается, входят в союз "Oceti Sakowin" - "Семи Очагов".

Наиболее известные и самые большие среди «Семи Очагов» - Оглала («Развеять самих себя»), которых сегодня можно найти главным образом в резервации Пайн Ридж в штате Южная Дакота. Они возглавлялись однажды двумя замечательными Лакота, вождём Красное Облако (Mahpiya Luta, 1822-1909) и Бешеным Конём (Tashunka Witko, 1849? -1877). Пятнистый Хвост (Sinte Gleska, 1823-1881) возглавлял Sicangu или Брюле ("Опалённые" по-французски) Лакота, которые сегодня проживают в резервации Роузбад. И конечно, известный каждому вождь и духовный лидер Лакота Сидящий Бык (Tatanka Iyotanka, 1834? -1890), руководивший соединёнными силами Лакота, Северными Чейенами и Арапахо в сражении, в котором потерпел поражение Седьмой кавалерийский полк генерала Кастера 25 июня 1876. Его народ Hunkpapa («Стоящие при входе в лагерь») можно найти сегодня в двух резервациях: Чейен-Ривер и Стандинг Рок в Южной Дакоте. Наконец, Лакота, которые были истреблены вновь созданной Седьмой кавалерией при Вундед-Ни в 1890, называются Minikowoju («Сеющие возле воды») и возглавлялись тогда Большой Ногой, сегодня они живут также в Чейен-Ривер и Стандинг-Рок.

Доктор Марк Холлабауг
Отдел Физики и Астрономии
Normandale Колледж Сообщества
Bloomington, Штат Mиннесота 55431

Подробнее см. здесь: Oceti Sakowin

В начале XVIII века Лакота жили и охотились на бизонов на травянистых равнинах западной Миннесоты и восточной Дакоты. Они путешествовали пешком, шесты для небольших типи и домашний скарб перевозили прирученные крупные собаки. В те времена Лакота, возможно, все еще использовали каноэ для перевозки мяса с мест охоты в селения.

Этот образ жизни был удивительно хорошо приспособлен к прериям, позволяя Лакота пользоваться ресурсами как приграничных лесов, так и равнин. Они охотилсь на оленей в лесу, ловили рыбу в реках, охотились на разнообразную дичь на озерах, но основным поставщиком пищи был бизон.

В отличие от своих восточных родственников санти ("лесных сиу"), живших на берегах Миннесоты, Лакота не выращивали ни маиса, ни каких-либо овощей. Чтобы разнообразить диету, они получали растительную продукцию путем обмена. Ежегодные большие торговые ярмарки проходили на реке Джеймс, где сиу и их союзники обменивались продуктами и товарами. Бизоньи шкуры, дубленая кожа, луки, украшения из игл дикобраза, орлиные перья предлагались в обмен на маис, овощи, европейские деликатесы, металлические ножи, шила, иглы, топоры, ружья, одежду, одеяла и украшенные орнаментом вещи. Европейские товары британские торговцы из Миннесоты сбывали санти, а те, в свою очередь, предлагали их своим западным родственникам. Затем, ближе к середине XVIII века, произошло то, после чего жизнь Лакота изменилась навсегда. В их земли начали поступать лошади! Сначала Лакота приобретали их у западных племен, но вскоре угон лошадей стал наиболее почетным занятием и главным способом пополнения поголовья их табунов.

Лакота быстро нашли применение новому животному. Они назвали его "шунка вакан" ("таинственная собака"), и оно вошло в сердце и душу их культуры. Появление лошади, говорили Лакота, было предсказано задолго до этого времени. Лошади стали неотъемлемой частью религии, люди видели их во сне, и священная магия, дарованная Силами Вселенной, защищала табуны Лакота и придавала лошадям быстроту.

Жизненные стандарты Лакота значительно возрасли. Типи стали больше, выше, краше. Для возведения одного жилища теперь требовалось от 20-ти до 30-ти бизоньих шкур. В прежние времена несколько семей из-за недостатка шкур строили одно общее жилище, теперь каждая семья имела собственное типи. Более того, богатые мужчины позволяли себе иметь несколько жен и, обычно, у каждой было свое отдельное жилье. Тем самым сохранялся семейный покой и обеспечивалось свободное место для скарба семьи.

Рост уровня материального благосостояния (количество лошадей и товара у Лакота становилось все больше) повлек за собой расширение "театра" военных действий. Лакота в поисках бизонов переправились через Миссури и вышли на низкотравье высоких прерий. И не только за бизонами пришли они туда, но и за лошадьми, захватывая их в качестве военных трофеев.

Вскоре они достигли Черных Холмов (Блэк Хилс, Paha Sapa) и встретили у их подножия чейенов и арапахо, с которыми быстро заключили мир. Лакота, чейены и арапахо весь век оставались надежными союзниками. Лакота вcтретили там также кроу и кайова, с которыми повели войну. По мере продвижения на юг они столкнулись с пауни, уже враждовавшими с чейенами, и между ними также началась война, которая не стихала никогда.

В течении первого десятилетия XIX века численность Лакота неуклонно возрастала. Главным образом, вследствие повышения рождаемости, а также того, что немало индейцев из восточных общин откочевывали к западу, чтобы присоединиться к своим предприимчивым родственникам. Вскоре Лакота разделились на семь отдельных племен. На севере, кочуя от Миссури до верховий рек Кэннонболл и Грэнд, обитали хункпапа и черноногие сиу; на берегах Моро и Чейен-Ривер кочевали миннеконьоу, Два Котла и сансароки; южнее этих трёх племен, на берегах Южной Чейен-ривер, Бэд и Уайт-Ривер, обосновались оглала и брюле. Белые люди стали приходить в страну Лакота с 80-х годов XVIII века. Покупка Луизианы официально закрепила эту землю за США; В 1804 году вверх по Миссури поднялась экспедиция Льюиса и Кларка, повстречавшая на своем пути разные племена сиу и подписавшая с ними ряд договоров. Пиктографические счёты зим отметили это событие как "Зиму Многих Флагов". С точки зрения Лакота основным результатом договоров стало увеличение числа белых торговцев, которые везли фабричные товары для обмена на мех и шкуры. В 1825 году вверх по Миссури поднялся первый пароход, ознаменовавший собой истинное начало новой эры. С этой поры численность белых стала расти впечатляющими темпами...

Для южных Лакота (брюле и оглала) 1834 год стал поворотным. В то время оглала жили на востоке Черных Холмов, охотясь у верховий Бэд и Южной Чейен-Ривер. Брюле кочевали дальше к востоку на Уайт-Ривер, уходя иногда на охоту в Небраску и сражаясь с пауни. В 1834 году Пушная Комания Скалистых Гор основала форт Уильямс, позже переименованный в форт Ларами. Страхуя свой бизнес, торговцы Уильям Саблетт и Роберт Кэмпбелл предложили главному вождю оглала Бычьему Медведю откочевать к юго-западу, чтобы охотиться на богатых бизонами прериях реки Платт и торговать в новом форте. Оба пункта в предложении привлекли вождя - оглала вынуждены были уходить далеко на восток в поисках торговцев да и бизонов в их землях стало меньше, - и он привел оглала к реке Платт осенью 1834 года. Племя было довольно этим переселением, и следующим летом Голубая Земля, главный вождь брюле, также переселил своих людей на юг для охоты на Найобрэре.

Когда Лакота начали охотиться в Небраске, они столкнулись со своими старыми врагами арикара и их родственниками, скиди-пауни (арикара некоторое время жили с пауни). В 1835 году два племени напали на брюле, но те сумели повернуть ход битвы в свою пользу, обратив атакующих в бегство и уничтожив 22 воина противника.

Зимой того же года Лакота спланировали атаку на арикара на льду замерзшей Норт Платт у Эш Холлоу. Арикара снова были разбиты; на этот раз они бежали на север, за пределы своих старых охотничьих угодий, и присоединились к манданам и хидатса, живших на Миссури, в Северной Дакоте. В Небраску арикара уже больше не возвращались.

Переместившись в район реки Платт, Лакота оказались на пути белых переселенцев. Они видели как ручеек белых вдоль Орегонской Тропы превратился в могучую реку. Неисчислимые толпы путешественников у них на глазах неизменно шли с востока на запад. Они несли с собой холеру и другие болезни, а также явились причиной всевозрастающих сложностей в отношениях между Лакота и США.

В 1849 году форт Ларами стал военным постом, почтовой станцией и символом защиты переселенцев на их пути на Запад. В 1851 году на Хорз-Крик в западной Небраске собрался Великий Совет равнинных племен, чтобы подписать Договор о дружбе и взаимном прощении. На нем правительственные чиновники потребовали от индейцев избрать верховного вождя для каждого племени. Верховные вожди должны были представлять интересы своих племен в отношениях с США. После долгих споров Лакота выбрали верховным вождем Побеждающего Медведя, лидера брюле. Он протестовал, говоря, что это слишком тяжелая ответственность. Он сказал правительственному чиновнику: "Отец, я боюсь не смерти, а возможности стать вождем всего народа. Я должен стать большим вождем, иначе через несколько лун я буду спать в прерии мертвым".

Слова Побеждающего Медведя оказались пророческими. Пытаясь разрешить спор между "безутешным" мормоном, потерявшим корову, и гостившим в лагере брюле воином-миннеконьоу, якобы убившем ее, 18 августа 1854 года вождь погиб от выстрела из пушки, которую притащили из форта Ларами ретивые солдаты. Им была поставлена задача взять обвиняемого индейца под стражу. Побеждающий Медведь в сопровождении других старейшин племени вышел им навстречу, чтобы предложить выбрать взамен убитой коровы любую лошадь из табуна брюле, справедливо полагая, что они не могут выдать на расправу воина не своего племени и гостя. К тому же корова, которая забрела в их лагерь, наделала немало бед, сокрушив несколько типи, а сам приезжий не знал, что это корова белого человека. Но солдаты без предупреждения открыли пушечный и ружейный огонь, убив нескольких делегатов, включая Великого Вождя. Разгневанные Лакота вскочили на лошадей и пошли в атаку. Они убили лейтенанта Грэттена, неуравновешенного офицера и командира этих солдат, а заодно перебили 29 его подчиненных. Побеждающий Медведь был "бумажным вождем" белых, но вместо того, чтобы отнестись к нему с уважением, солдаты сами убили его безо всякого повода. А должность "Верховного Вождя" так и осталась вакантной навеки.

На следующий год генерал Хэрни повел карательную экспедицию вверх по течению Платт-Ривер в поисках непокорных сиу. 3 сентября, наткнувшись на лагерь брюле вождя Маленького Грома, стоявший на Блю-Уотер в 6 милях к северо-западу от Эш Холлоу, он атаковал его, уничтожив 86 Лакота и взяв в плен 70 женщин и детей. В 40-е и 50-е годы оглала и брюле охотились по всей Небраске. Хотя оба племени уделяли особое внимание форту Ларами и торговым постам в западной Небраске и Вайоминге, брюле предпочитали зимовать у развилки Платт и на Рипабликэн и ее притоках. Белые Холмы у истоков Уайт-Ривер в северо-западной Небраске также являлись их излюбленным местом для зимних стоянок. И брюле и оглала посещали Песчанные Холмы, чтобы ловить мустангов. Но лучшими бизоньими пастбищами были прерии между развилкой Платт и рекой Рипабликэн. Ритм социальной жизни Лакота, их религия и культура напрямую зависели от бизона. Это животное было наиглавнейшим ресурсом как в материальном, так и в духовном аспектах.

По преданию, прежде чем бизону появиться в прериях, его вынашивала Мать Земля. И люди, гласит легенда, имеют то же самое происхождение. Бизоны послали Лакота святое создание, Женщину Белую Бизониху, и она заключила с ними соглашение, Она дала индейцам Трубку Белого Теленка, чтобы они с ее помощью молились Силам Вселенной, Вакантанке, воплощению всего священного. Бизоны клятвенно обещали Лакота быть объектом охоты, но если люди стали бы огорчать своим поведением Вакантанку, то они (бизоны) вновь ушли бы под землю и вернулись бы лишь в ответ на горячие молитвы и достойное поведение. Трубка (Чаннунпа) стала основой религии Лакота, символизируя взаимоотношения между человеком и Силами Вселенной.

Через духовного проводника и видения Лакота узнали о священных ритуалах, создавших внешнюю форму их религиозной жизни. Все церемонии давали Лакота силу, утешение, удовлетворение. Когда Лакота отправляли священные ритуалы, они жили в гармонии с Создателем и наслаждались внутренней гармонией, исходящей из самой сути духовной силы. Традиционный образ жизни Лакота начал клониться к закату с 1864 года, когда вспыхнули индейские войны на южных равнинах.

По материалам Сергея Юрова

Назад

 

Наверх
 
 
  ДОКУМЕНТЫ ИСТОРИЯ ПРЕССА НОВОСТИ ИНФОРМАЦИЯ ПОМОЩЬ ЛАКОТА ВИДЕО ФОРУМ ССЫЛКИ КОНТАКТЫ
 
 
Mitakuye Oyasin - We Are All Related - Мы все - одной крови!
Республика Лакота

Design by Lookinghawk
[Свяжитесь с нами!]